08:38 

jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
Название: "Ученик воина" а-ля рюс
Авторы: tuully, jetta-e, Awaiter

Жанр: кроссовер, юмор, драма
Персонажи: а вот все, кого вы помните по "Ученику воина"
Саммари: Как известно, Майлз Форкосиган, провалившись на экзаменах в Имперскую Академию, с горя поехал погостить к родным на другой край Галактики, и там как-то нечаянно занялся контрабандой оружия и созданием собственного военного флота… Представим, как эту историю - роман Буджолд "Ученик воина" - могли бы рассказать различные русские фантасты.
В создании этого фика принимали участие - или делали вид, что принимали: братья Стругацкие, Марина и Сергей Дяченко, Алексей Пехов, Макс Фрай, Владимир Свержин, Елена Хаецкая, Ольга Громыко, Евгений Лукин, Сергей Лукьяненко, Андрей Белянин, Оксана Панкеева, Анастасия Парфенова, Вадим Панов, Генри Лайон Олди и Вера Камша.

Благодарность: замечательная, восхитительная Геммиона нарисовала для нас обложку. Разглядывайте и наслаждайтесь.



читать дальше

(Продолжение в комментах)

@темы: юмор, кроссовер, джен, Фанфики, Майлз

URL
Комментарии
2016-10-09 в 08:40 

jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
13. В.Панов, цикл «Тайный город»

Майлз догадывался, что удержать в узде разношерстную орду наемников будет нелегко, но до какого-то момента (если сказать точнее — до двадцать шестого по счету тактического совещания) не представлял, насколько.

На двадцать шестое совещание десятник маршалов-хамелеонов Кит-Анг пришел, небрежно перекатывая с левой нижней руки на правую верхнюю голову голема модели «Лунатик», который совсем недавно — с одиннадцатого по двадцать пятое совещание включительно — сопровождал рыцаря из Ложи Горностаев, Мишеля д’Осона. Сам д‘Осон, все еще бледный после состоявшейся утром дуэли, злобно косился на белую моряну Елену, любезничающую с двумя масанами. Уйбуй Сосиска заявился на совещание с пленником: еще две недели назад его Красным Шапкам, мучающимся тяжелым похмельем, повезло — или, наоборот, не повезло — захватить в плен шаса, крутившегося вокруг театра военных действий в поисках бедолаги, нуждающегося в юридическом совете и рекомендациях по поводу долговременных инвестиций. Теперь, по слухам, дошедшим до адмирала Нейсмита, десяток Сосиски был должен шасу пятьсот процентов с суммы будущей боевой премии, восемь груженых золотом галеонов (как только их поднимут из глубин Атлантического океана), и услугу по выгулу грифонов-подростков на полторы тысячи лет вперед. Исходя из суммы долга, шас не выпускал доблестного уйбуя из виду, и Майлзу пришлось согласиться на его присутствие на совещании. При условии, что рот советчика будет крепко заклеен скотчем. Елена предлагала удавку, кинжал, или, на худой конец, свои когти (когда моряна набрасывала боевую шкуру, они отсвечивали стальным блеском), а влюбленный в нее Базилио из клана Луминар вообще предлагал распить по бокалу шасской крови для поднятия боевого духа. Поэтому шас не решался жульничать со скотчем и сидел тише воды, ниже травы.

В отличие от возглавляемых Китом хванов. Те рвались в бой. Белобрысые люды-дружинники под предводительством неразговорчивого белобрысого воеводы Лейки жаждали персональных подвигов — чтобы успеть обновить свои резюме к моменту, когда начнется новая заварушка между великими Домами. Чуды д’Осона хотели боя — желательно такого, чтобы отомстить людам за проигранную дуэль, а наглым хванам — за превращение пяти новеньких боевых големов в корм для камелопардов. Моряны тоже хотели воевать. Масаны хотели воевать, крови и переспать с морянами. Красные Шапки рвались за линию фронта, обобрать противника, пока тот не очухался от неожиданной атаки. Повинуясь свербящим инстинктам, каждых из уйбуев писал начальству доносы на своих соплеменников, и Майлз уже который раз ловил себя на мысли, что почти готов отправить Красных Шапок в атаку… Но ведь придется отправлять за ними какой-нибудь другой отряд, проследить, чтобы разудалые дикари выполнили свою миссию; а к отряду приставить трех-четырех магов, для связи и возможного прикрытия, а бросать в атаку столь малую группу магов не разумно, и надо планировать отвлекающий маневр, распределять силы… Одним словом, сейчас собранная Майлзом армия больше всего напоминала кучу разнокалиберных камней. Сдвинешь хотя бы один — и вызовешь настоящую лавину.

И не факт, что у лавины нет намерения стать твоей могильной плитой.

Из всего командного состава сейчас сохранял спокойствие только ос Бэла. Его стая боевых хомяков копошилась под столом совещаний, а маленький серый ос добросовестно сражался с рифмой, сочиняя уже двести одиннадцатый куплет великой баллады о грядущей битве.

Если Майлз не поторопится и не придумает способ, как заставить разношерстый сброд… то есть, прошу прощения, «Наемный Дендарийский флот» действовать ради одной цели, в балладе будет полторы тысячи стихов… «И тогда мы просто пропоем ее противнику, и он сам застрелится, чтобы прекратилась эта пытка», — мрачно подумал Майлз.

Голова голема укатилась к дружинникам. Те потянулись за секирами… Елена ощерилась, Сосиска торопливо глотал виски. Кит начал излагать неплохую стратегию, д’Осон — язвительно ее критиковать. Шас захихикал, и это стало последней каплей.

Мысль, что он сам, собственными руками, собрал армию с практически нулевой боеспособностью, предстала перед Майлзом во всей беспощадной наготе. «Вот если бы такая армия досталась противнику… — предался радужным мечтам горе-адмирал. — Вот если бы я знал, что у фелициан маги тоже предъявляют претензии кавалерии и пехотинцам, а изготовители артефактов поставляют негодный товар… и что хотя бы трое из их генералов готовы прирезать друг друга из-за прекрасных глаз чьей-нибудь жены…» К сожалению, департамент Предсказаний подобными сведениями не радовал. И Майлз в который раз пожалел, что выбрал не ту сторону конфликта.

И тут выход из ситуации вдруг полыхнул, как пятиразрядное заклинание Шаровой Молнии.

Командным рыком разогнав двадцать шестое совещание и велев готовиться к двадцать седьмому, Майлз велел уйбую Сосиске остаться. Шас, наматывающий себе на запястье запасы дармового скотча, тоже был вынужден притормозить с отбытием.

— У меня есть для тебя важное поручение, — важно заявил Майлз, доставая из потайного кармана фляжку. Медленно и торжественно свинтил крышечку. Сосиска, предвкушая дармовую выпивку, жадно облизнулся и авансом согласился на все, включая поход в сокровищницу самого Князя.

Когда Красная Шапка, отведав бетанского снотворного, свалился на пол, Майлз развернул кресло с шасом к себе.

— У меня есть для вас предложение.

— Какое? — оживился советник и рекомендатель.

— Сейчас я подготовлю для вас портал перехода, вы отправитесь к фелицианам и предложите им взять парочку наемных отрядов на службу.

— И каков мой процент посредника? — немедленно включился в торговую операцию шас.

Майлз обыскал карманы и обнаружил невесть как завалявшуюся монетку:

— Держите, — щедро предложил он.

— И всё? — возмутился шас. — А компенсация за мое бесценное время? А износ ботинок при переходе границы? А накладные расходы на фильтры в нос — вы думаете, ваши доблестные Красные Шапки ландышами пукают?!..

— Эй, Бэла! — крикнул Майлз. Маленький серолицый ос высунулся из вентиляционного люка, расположенного в углу, за несгораемым зачарованным сейфом. Боевой хомяк с оскаленными желтыми резцами протиснул любопытную морду рядом. — Я слышал, ты сочинил прекрасную балладу о нашей грядущей победе? Не хочешь ли познакомить нашего юридически подкованного и экономически грамотного шасского друга с ее содержанием?

— Не надо… — простонал шас.

Но ос уже подошел поближе, откашлялся и, попробовав акустику помещения, приступил к исполнению приказа.

Майлз, активизировав на себя артефакт «Глухая деревня», удовлетворенно улыбнулся. Кажется, его афера реализуется уже к вечеру…

URL
2016-10-09 в 08:40 

jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
14. Г.Л.Олди, цикл «Ойкумена»

Бетанская девочка была хороша: хрупкая, изящная, с правильными чертами темнокожего лица, грациозная, как скаковая лошадка. Фиолетовый, под цвет глаз, короткий саронг смотрелся на ней лучше и естественней, чем парадное платье от Эстель на любой маминой протеже. И серьги в ушах — золотые кольца скромного размера, со сложным переплетением завитков.

И Айвен пропал.

Пропал вместе с нею на целых двое суток на манящей Колонии Бета с ее Сферой — «индивидуальные программы, фешенебельные отели, релаксатории, спортивные комплексы, лечебно-оргиальные танцплощадки...». А теперь беспомощно смотрел с пересадочной станции, как за кормой ушедшего в прыжок курьерского корабля медленно закрывается, стягивая лепестки к центру и оседая внутрь себя, лаковый бутон черного тюльпана-гиганта. Именно так видится на экранах обзорной палубы устье П-В туннеля.

«— Пассажиров, отбывающих рейсом 97/31 Эскобар — Тау-Кита — Земля просим пройти на посадку к 69-му выходу терминала "Лямбда". Повторяю…»

Айвену не нужна была никакая Земля. Но то в космическое захолустье, где засел кузен Майлз, в ближайшее время не собирались лететь ни круизные звездолеты класса «прима», ни рейсовые грузопассажирские лохани сомнительного класса, ни даже вездесущие рудовозы, одинаковые на всю обитаемую Галактику.

Плавающие за иллюминатором грузовые «гармошки» и остроносые баркентины, оборудованные внешними мачтами с рядами фотонных парусов, тоже не могли ему ничем помочь.

«…Яхта "Фалькон", выполняющая рейс 64/12-бис, прибудет с опозданием на восемь часов. Приносим извинения за доставленные неудобства».

Цепкая рука ухватила Айвена за локоть.

— У тебя что-то случилось, паренек в красивой форме?

В женщине, стоящей перед ним, чувствовалась настоящая бетанская раскованность. Затянутая в черный как смоль комбинезон с яркими эмблемами, уже немолодая, статная, с широкими бедрами и полной грудью, на которой застежка сходилась лишь до стратегически выверенной точки, она выглядела опасно и привлекательно.

— Да вот, — выговорил Айвен, потупясь на манер пай-мальчика, — отстал от своего корабля. У военных, сами знаете, какие строгости.

Догадка вдруг стукнула его по лбу, как тренировочный манекен во время спарринга. А ведь это шанс! Он знал, что нравится таким: уже не первой свежести, но ухоженным, которые успели пожить и сами себе хозяйки. А эту к тому же лучше всяких бриллиантов украшали серебряные кружочки пилотских имплантов на лбу и на висках.

— Мэм, вы женщина сведущая и должны меня понять. Не будь я офицером и имей право поддаться слабости, я бы уже давно впал в отчаяние…

Айвен отметил, что сгущает краски, однако останавливаться было поздно. В горле словно повернули вентиль. Так, должно быть, чувствует себя коротышка-кузен, когда охмуряет девочек единственно одним своим длинным языком. Вот вам, госпожа капитан, сто парсеков лапши на уши! Возведем правду в квадрат и в куб, споем вдохновенный реквием загубленным мечтам о карьере — или хотя бы о маленьком аккуратном подвиге.

Он рассказывал в лицах, обильно жестикулируя. Недостижимая звездная система Тау Верде! Слово офицера! Расстрел через повешение и позорный столб как традиции Барраярской Службы!

Жалостливого сочувствия во взгляде капитанши прибавлялось с каждой минутой. Наконец, ее вторая рука, цепкая не менее, а может, и более, чем ее сестрица, остановила излияния юноши, игриво шлепнув его по заднице.

— Возможно, я и помогу тебе, котик. Роскоши не гарантирую, но...

— Я отработаю своей проезд, — пообещал Айвен, преданно глядя ей в глаза.

Через два часа от орбитальной станции Бета-Восемь стартовал грузовик-дальнобойщик, принадлежащий частной компании. На его борту покидал слишком гостеприимную Бету вольнонаемный разнорабочий Айвен Форпатрил, курсант Имперской Службы и личный гость капитана.

URL
2016-10-09 в 08:41 

jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
15. В.Камша, цикл «Отблески Этерны»

Визгливый голос Фордрозы ввинчивался в резные дубовые панели, которыми был отделан Зал Совета, сворачивался голодными червяками в ушах слушателей и продолжался, продолжался и продолжался:

— Почему бы эру Эйрелу не объяснить Людям Чести, каким образом его сын, считающийся «сбежавшим из-под надзора родственников», вдруг оказался на краю Золотых Земель? Чем собирается расплачиваться Первый Маршал Форкосиган за награды и титулы, которыми осыпал султан Фелиции его сына?! На чье золото эр Майлз снарядил свой флот?— двойной подбородок Фордрозы трясся над кружевным воротником, лицо налилось кровью, толстые пальцы, унизанные кольцами, простерлись в пространство, и присутствовавшие в Зале Совета эры замерли, завороженные энергией и тяжестью обвинений. — Почему эр Майлз до сих пор не откликнулся на приказ его величества и не представил объяснения своим действиям?

Майлз понял, что лучший момент для появления — сейчас.

Он закусил губу, наклонил голову и решительно вошел в Зал Совета. Отец, сидевший рядом с троном Грегора, первым увидел его и принялся отстукивать ритм шагов сжатым кулаком по бедру. Вперед, вперед! Майлз почувствовал, как его захлестывает волна ярости — будто не собрание дворян и счетоводов окружало его, а снова закачалась под ногами палуба «Ариэля», будто соленый ветер принес брызги волн, и канониры поднесли фитили к заряженным пушкам…

— Видите ли, глубоко неуважаемый эр, дело в том, что мою повестку… скажем так, потеряла почта, — изысканно-вежливо ответил Майлз, вонзая в словоблуда острый взгляд серых глаз. — Присутствующий здесь эр Айвен может это подтвердить. Итак, я здесь, — Майлз дошел до площадки перед троном и элегантным быстрым движением преклонил колено, — и готов ответить перед моим сюзереном за каждое слово и каждое действие, которое — клянусь в том своей честью и кровью, — было направлено исключительно во славу Барраяра.

— Что… — прохрипел Фордроза. — Ты посмеешь утверждать, что…

— Посмею, эр, посмею… — Дождавшись легкого кивка растерянного, ёрзающего на троне Грегора, Майлз поднялся и развернулся к противнику всем корпусом. — Посмели же вы использовать наши секретные южные форты для того, чтобы в них останавливались фелицианские контрабандисты?

Зал Совета дружно ахнул. Пока Фордроза таращил глаза, хватал раззявленным ртом воздух и придумывал ответ, Майлз чувствовал, что взгляды всех присутствующих сосредоточены на нем. И гордился, что в последний момент спохватился и позаботился о своем внешнем виде. Сейчас он выглядел именно так, как пристало наследнику одного из древнейших родов королевства: расшитый позументами камзол и штаны отличного коричневого сукна, высокие сапоги, отделанные серебряным кружевом манжеты белоснежной рубашки, на груди — орденская цепь (ничего яркого или вычурного, лишь плотное переплетение искусно свитых серебряных звеньев и черные бриллианты), а волосы, хоть и растрепались после безумной скачки, ниспадают на плечи изящными темными локонами. Юноша приосанился, положил руку на витой эфес шпаги и продолжил:

— Но сотрудничество с контрабандистами — далеко не единственное преступление, которое я обнаружил, отправившись в путешествие. К примеру… — Майлз бросил к ногам Грегора растрепанный кусок веревки, — я выяснил, что корабли, которые снаряжал адмирал Хессман, подозрительно часто попадают в бури и тонут, — ничего удивительного, ведь пеньку и парусину им поставляют гнилую…

Допущенные на галерею Зала Советов жители столицы разразились возмущенными криками.

— Давай, Майлз, жги! — подзадорил кузена Айвен.

И Майлз поднажал. Бодрой скороговоркой он изложил свои взгляды на строительство дороги в провинции Лоримель — на которую казна выделила полмиллиона золотом, и которая в настоящий момент составляла четыре мили хорошо утоптанной козами тропинки по краю болота. Попутно рассказал про соколиную охоту с алатскими баронами, и озвучил точный процент содержания спирта в напитке, которым его пытались подпоить…

Граф Форволк, чьим попустительством западные соседи Барраяра устраивали свои охотничьи забавы, не считаясь с экологическим фондом лесов и полей, проснулся и попробовал воззвать к помощи своего давнего друга:

— Лей Раэл… Тьфу ты, эр Эйрел! И ты позволишь своему сыну обвинять меня в том, что я разбавляю Зеленую Кровь?!

— Не трожь соберано! — выскочил из-за спины старшего Форкосигана верный оруженосец. Граф Эйрел недовольно поморщился и жестом велел Эстергази успокоиться, но было уже поздно. Публика почуяла сенсацию. С галереи засвистели.

— Ваши гончие, граф, — жестко припечатал Майлз, — не могут взять след обыкновенного зайца. Лошади в вашей провинции, граф Форратьер, — развернулся юный Форкосиган к другим противникам, — на пятнадцать процентов более тощие, чем в целом по стране. Гостиницы в ваших провинциях, эр Рене, угощают путешественников бурдой под названием «талигойская луковая похлебка» — лука в ней, уж простите, могло бы быть и поменьше. А вы, эр Ричард, видимо, не знаете, что на полях полагается выращивать пшеницу и овес, а не крапиву и камни?

Все впечатления, которые Майлз накопил за время путешествия, сейчас изливались на присутствующих эров и эреа. С азартом юный Форкосиган прошелся по брачным традициям предгорных провинций, осудил художников Керославля и Мирограда, украшающих города и предместья изображениями невиданных чудовищ, рассказал о плачевном положении девственниц в припортовых тавернах Тейнери…

В этот час Майлз чувствовал себя богом. Ну, немножечко. Его переполнял азарт, он чувствовал между собой и толпой движение потоков неведомой энергии и наслаждался триумфом. Лишь одно смущало его сейчас: мысль о том, что если бы он был ростом на десять дюймов выше, то не был бы так похож на вырядившегося придворным шута.

Сквозь суету и волнение растревоженной толпы до ушей Майлза донесся тонкий чистый голосок эреа Лаисы, королевской невесты:

— Вы истинный герой, эр Майлз! Я ни минуты не сомневалась в вашей доблести! Да будет стыдно тому, кто распускал о вас грязные сплетни…

— К слову о сплетнях, драгоценная эреа, — с мастерством заядлого дуэлянта отреагировал Майлз. — Когда я гостил в замке вашего старшего брата, мне довелось услышать весьма интересную историю о неких кошках, к хвостам которых привязали тлеющие фитили, а потом запустили их на пороховой склад?!

— Я не нарочно! — смертельно побледнела разоблаченная красавица. — Кто же знал, что они побегут именно туда…

— Что это был за магический ритуал, эреа?! — не унимался Майлз. Лаиса вскрикнула и рухнула в обморок, породив на галерее эпицентр паники. Айвен попробовал остановить кузена, дернул его за рукав, на что тот обернулся и грозно задал вопрос, не дававший ему покоя последние пятнадцать лет: — Ну почему ты такой болван, Айвен?!

Публика ревела, шокированная обилием разоблачений. Майлз обвел Зал Совета торжествующим взглядом.

Так приятно вернуться домой…

URL
2016-10-09 в 09:58 

maskarad pluton
Элитный боевой хомячок Шу-куна! Со сковородкой! Режим Хатико активирован!
Какая прелесть!:lol: Какая очешуительная прелесть!:hlop: Половину канонов, к стыду своему, не знаю (надо бы восполнить пробел), но те, которые знаю, показаны очень достоверно. И юмор в Олухах именно громыковский. И стажёры, такие стажёры! Браво!!! :red:

2016-10-09 в 12:17 

jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
maskarad pluton, спасибо!!!

URL
2016-10-20 в 00:24 

Jaunt
Память - не чип, на части разобранный, памяти нас суждено пережить
Очарование! Само. Оно. Хотя "Дозоры" в этом списке увидеть было... неожиданно. Тёмный Иной Майлз - это... да какой там Завулон...) Все отдыхали бы. И Костик тоже):hlop::hlop::hlop:

2016-10-20 в 00:32 

Awaiter
   

Кофейня Жоржетты: Буджолд-слэш

главная